Яндекс.Метрика
Логотип

Яготинцев Александр Юрьевич


 

 

ЯГОТИНЦЕВ

 

АЛЕКСАНДР ЮРЬЕВИЧ

 

 

       

Майор

Родился 2 июля 1949 года в селе Платоновка Тамбовской области в семье потомственных летчиков, если точно -в третьем колене. Отучился 10 классов, мотаясь с родителями по различным военным городкам, с последним пристанищем в Харьковском АУЛЕ. Попробовал было поиграть судьбой, решил бросить свои перлы в мореходку, но судьбу, видно, не обманешь, она распорядилась по своему-связав меня с АУЛОМ, но теперь уже с Балашовским.

Четыре года казарменной муштры, с проблесками освоения летного дела, все таки сделали из меня подобие летчика-минус инженер. Оставив позади бесшабашную, удалую, курсантскую жизнь, в погонах лейтенанта, я отправился в бескрайние крымские степи.

Местом моего пожизненного армейского заключения стал Джан-Париж, а попросту Джанкой, но все было почти как в Париже, только дома пониже и асфальт пожиже.

Тут и раскрылся мой талант во всю силу. Как летчик, я сформировался лишь к пятнадцати годам своей летной карьеры. Для этого судьба меня побросала по различным "помойкам" нашего "шарика", где я без успешно боролся за "справедливость". Слава богу остался жив, отделавшись всего двумя инфарктами, с орденом “Красной Звезды" на груди и почетным званием воин - интернационалист. Мой круиз пролег по Вьетнаму, Лаосу, Камбодже, Афганистану, Анголе, Мадагаскару, Йемену, Гвинее, Алжиру, Индии и видимо оказался перебор....... ибо в 1987 году, не без помощи врачей, я переквалифицировался, сменив штурвал летчика на устав крупного деятеля авиационных штабов. Последние полтора года своего заключения, я провел в Мелитополе, в казематах командного пункта, освоив еще одну почетную профессию строителя и доставалы. Последняя, кстати сформировала из меня в будущем директора по авиационной безопасности в авиакомпании военных пенсионеров "ВЕТЕРАН".

На этом можно было бы поставить точку в своей автобиографии, но, видимо, не судьба, ибо мой сын, став летчиком в четвертом колене в том же Балашовском АУЛЕ, обзавелся сыном Александром и, кто знает, может быть этот АУЛ и по его судьбе пройдет красной несмываемой чертой.

Умер в Москве 8 апреля 2013 г.

 

 

 

Краткая история Ясского, Краснознаменного 369-го ВТАП.

 Полк сформирован в сорок третьем.
 
Идет жестокая воина,
 
И на борьбу с фашистским зверем.
 
Геройски встала вся страна.
 
 
 
Наш полк в резерве не остался,
 
Матчастъ ПО-2 он получил,
 
И в действия, те боевые
 
Без промедления, вступил.
 
 
 
Сражался он в те дни отважно
 
И от других не отставал
 
К концу войны умножил славу
 
И двух героев воспитал.
 
 
 
Теперь мы вместе вспоминаем
 
Про те тяжелые года,
 
Где первым славным командиром
 
Илларионов был тогда.
 
 
 
Конец войне. Но новый враг не дремлет,
 
А мир нам нужно защищать,
 
Теперь полк, транспортно-десантный
 
Обязан на защите Родины стоять.
 
 
 
И как в войну идет все четко,
 
Матчастъ ЛИ-2 полк получил,
 
Машину быстро он освоил
 
И весь состав переучил.
 
 
 
Работа шла, но были сбои.
 
Ведь авиация, как ваза с хрусталя;
 
Неосторожность приведет к такому,
 
Что станет черным день календаря.
 
 
 
И вот однажды на посадке .
 
Серебряков не выпустил шасси,
 
Сел на живот, сломал машину,
 
Был долго вынужден взыскание нести.
 
 
 
А дальше на тактических ученьях
 
3 наборе отказал один мотор.
 
Сел на живот тогда Сосновский,
 
Но спас людей судьбе наперекор.
 
 
 
И снова случай на ученьях:
 
Наш полк с десантниками шел,
 
Два двигателя отказали
 
Перед командою: «пошел».
 
 
 
Но Соломатин - это мастер;
 
Десант он выбросить успел,
 
Умело выпустил он шасси,
 
На эту же площадку сел.
 
 
 
В полку, конечно, были неполадки,
 
Не будем все теперь перечислять,
 
Мы шли вперед с десантниками рядом,
 
Старались точно па площадку их бросать.
 
 
 
Полк выполнял различные задачи,
 
Порой служить в нем было нелегко.
 
В то время замполитом был Чихира,
 
Командовал полком тогда Цапко.
 
 
 
Но годы шли и техника старела,
 
А нам нельзя, нисколько отставать,
 
И вот на смлену старенькой машине
 
Мы стали мощный Ту-4й  получать.
 
 
 
И вновь садились за учебу,
 
Ведь эта техника сложна,
 
И вместо двух моторов здесь четыре,
 
Надежно нам служить она должна.
 
 
 
С задачей полк справляется неплохо,
 
Ведет борьбу он за Почетный знак.
 
В то время, замполитом был Карманов
 
А командиром – уважаемый Кубрак.
 
 
 
Но время шло, мы крепли и мужали,
 
Теперь летаем выше, далеко,
 
Стал полк намного лучше выделяться,
 
Хоть это и давалось нелегко.
 
 
 
Полк много обеспечивал учений,
 
На ледник «Федченко» пришлось нам курс держать,
 
Там экспедиция работала большая,
 
Ее мы с воздуха должны были снабжать.
 
 
 
 
 
 
 
Все хорошо, обычная работа,
 
Полк плавно движется вперед.
 
Но что-то вдруг однажды изменилось;
 
Без уважения относится народ.
 
 
 
Неумная хрущевская затея
 
Лишила авиацию заслуг.
 
Наш полк попал тогда под сокращенье,
 
Не нужен оказался сразу вдруг.
 
 
 
Лишь предыдущая хорошая работа
 
Спасла наш полк от участи, такой,
 
Нас вскорости послали на ученье
 
И посадили в гарнизон другой.
 
 
 
И стала вновь работа продолжаться,
 
Хотя уже и темп совсем, не тот,
 
Мы знали, что немножечко терпенья,
 
Получим скоро новый самолет.
 
       
 
Но авиация приносит и сюрпризы.
 
Да вот такие, что бросает в жар.
 
Однажды ночью на большом маршруте
 
На самолете вдруг возник пожар.
 
 
 
Густафов, командир, не растерялся,
 
Он выход из положения нашел,
 
Пожар умело быстро потушили,
 
На трех движках в Поставы он пришел.
 
 
 
Да, авиация стареет,
 
Ее, конечно, нужно обновлять,
 
Сдает полк самолеты Ту-4,
 
Садимся за учебу мы опять.
 
 
 
И вновь идет упорная работа,
 
Ведь самолет конструкции другой,
 
В нем двигатели турбовинтовые,
 
Пришлось работать много головой.
 
 
 
С задачей полк справляется успешно,
 
Он новый самолет неплохо изучил  
 
И после плановой наземной подготовки
 
К практическим полетам приступил.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Но снова к нам приходит изменение,
 
Сейчас приказ звучит совсем другой:
 
Нам нужно срочно полностью свернуться
 
И прибыть в гарнизон «Джанкой».
 
 
 
Здесь вновь пошла обычная работа,
 
 Летаем много, день и подряд,
 
Порой усталость чувствуем большую,
 
Но летные успехи нас бодрят.
 
 
 
Под южным небом трудимся мы много,
 
Наш полк, лидирует в системе ВТА,
 
Карибский кризис тоже нас коснулся,
 
Работали е Хабаровске тогда.
 
 
 
Командовал полком тогда Анисов.
 
Был строгий, справедливый командир!
 
Он фронтовик, Герой Советского Союза,
 
Для многих нас он был тогда кумир.
 
 
 
Жалел он нас, но по-отцовски строго
 
За промахи наказывал всегда.
 
Он знал, - расслабишься немного -       
 
Как тут подстережет тебя беда.
 
 
 
И вот последний фронтовик уходит.
 
Ведь независимо идут года,
 
Его на пенсию тепло мы проводили,
 
А сами озаботились тогда.
 
 
 
Теперь ему на смену к нам приходипи ,
 
Сам молод, энергичен командир,
 
О будущей карьере он мечтает
 
Сидит на нем отглаженный мундир.
 
 
 
Промолвил он: «Да что Анисов,    
 
Теперь мы смело двинемся вперед».
 
Но он забыл, что авиация не поезд
 
И не по рельсам ходит самолет.
 
 
 
Законы авиации суровы,      
 
Об этом авиатор должен знать,
 
А он хоть и немного их нарушил,
 
И случай не заставил себя ждать.
 
 
 
 
 
Вернулся, Ломовцев с маршрута,
 
И по привычке с давних пор,
 
С учебной целью здесь над точкой
 
Он выключил один мотор.
 
 
 
Не что случилось, не понятно,
 
Как будто лопнула струна,
 
Машина резко развернулась
 
И в землю врезалась она.
 
 
 
Погибли все прекрасные ребята,
 
И Ломовцев, отличный был пилот.
 
Но, к сожаленью, нет прошлому возврата,
 
Теперь он в нашей памяти живет.
 
 
 
А время нам залечивает раны,
 
Проходят годы, словно месяцы подряд,
 
И вот на юбилей Советской власти
 
Наш полк в Москву послали на парад.
 
 
 
Слетал наш полк тогда отлично.
 
Командовал им Ноздрачов.
 
Он после этого, конечно,
 
На повышение пошел.
 
 
 
А в мире было неспокойно,
 
Идет холодная война.
 
Америка шумит повсюду,
 
Мешает ей наша страна.
 
 
 
Наш полк стаял тогда на страже,
 
В запасе порох у нас есть,
 
И вдруг придется нам сражаться,
 
Мы это примем как за честь.
 
 
 
Такое время наступило,
 
Враги подумать не могли,
 
Как ночью, скрытно, по тревоге
 
Мы е Прагу танки привезли.
 
 
 
Не обошлось и без поломки,
 
Ведь интенсивный был налет,
 
Догнал Копалин на пробеге
 
Ранее севший самолет...
 
 
 
 
 
А в это время, при разгрузке,
 
Танк с трапа медленно сползал,
 
Своим стволом огромной пушки
 
В работающий винт попал.
 
 
 
Три самолета повредили.
 
Ну что поделаешь, - война.
 
Свой долг тогда мы выполняли,
 
Куда послала нас страна.
 
 
 
Командовал полком в то время,
 
Чуть больше года, Корсаков.
 
Он после этого, конечно,
 
На повышение пошел.
 
 
 
Но мы не очень огорчились,
 
Что полк, оставил Корсаков,